Как живётся в Татарстане древнему арамейскому народу?

(13 февраля 2015) Арсен Савва — ассириец в 4-м поколении, возглавляет Национально-культурную автономию, член президиума Ассамблеи народов Татарстана   рассказывает о прошлом и настоящем общины.

img_2124

- Сколько человек в РТ объединяет ваше сообщество?
- 140 человек, 40 семей. За сто лет никто не приехал и не уехал.

- А сколько ассирийцев сегодня в мире?
- Данные разнятся. Нет государственных институтов, нет территории, так что сведения недостоверны: от 12 до 3 млн человек. К тому же издревле ассирийцы были разъединены по вере усилиями миссионеров. Появились последователи разных религиозных течений.

-Какого вероисповедания придерживаются российские ассирийцы? 
- Все мы христиане. Очень хотели бы иметь пусть не отдельный храм, но небольшое молельное помещение. Все иерархи, в том числе и Папа Римский, признают Ассирийскую автокефальную апостольскую церковь.

- Некоторые думают, что ассирийцы сродни кочевым цыганам. 
- Нет, мы народ оседлый. Ассирийцы верны стране, где проживают. Таков закон дедов-прадедов. Это предполагает активное участие в общественной жизни, уважение к другим культурам, обычаям, языкам. По-русски все мы говорим сегодня лучше, чем на своём языке. Российские ассирийцы – новая национальная общность. В период 1998-2002 гг. казанская диаспора была отмечена ассирийскими СМИ как самая активная. Появились сайт «Центральный ассирийский ресурс», направленный на просветительскую работу, класс в воскресной школе, фольклорный ансамбль. Маленькая ассирийская община РТ показала: дело не в числе, а в умении. Мы, российские ассирийцы, многим отличаемся от тех, кто остался на исторической родине (сегодня это Ирак). Христиане там в меньшинстве и ощущают себя изгоями.

- Ну а насчёт европеизированности вы не против?
- Нам присущи патриархальность жизненного уклада, восточный этикет, мудрость. На традиционных праздниках, имеющих религиозную основу, всё это представлено гармонично. Собираются все члены общины, независимо от возраста, приезжают соплеменники из других регионов страны и из-за рубежа, многие молодые люди находят здесь свою «половину».

- Смешанные браки не приветствуются?
- Отчего же, мы люди современные. Поскольку нас мало, все ассирийцы так или иначе – родственники, так что смешанные браки – это хорошо! Сегодня в диаспоре примерно половина таких браков.

- Как получилось, что ассирийцы стали заниматься ремонтом и чисткой обуви?
- После революции власти стали думать, как трудо­устроить людей, которые в массовом порядке прибыли в страну. Большинство репатриантов не владели русским языком, не имели профессии. Всесоюзный староста Михаил Калинин дал им в руки ремесло, которым прежде в России никто не занимался на постоянной основе. Конечно, такая неквалифицированная работа – не повод для гордости. Но это Работа! В Казани промысел до сего дня сохранён. На мой взгляд, это поспособствовало и сохранению народа. Когда ремесленники, объединённые в артель, занимаются общим делом, то это, наравне с прочим, сплачивает. Ассириец в сапожной будке сегодня не просто профессионал сапожной щётки, дратвы, шила, ваксы. Он ещё и психолог: с каждым поговорит, он — «путеводитель», может объяснить, куда и как пройти-доехать. Это всегда скромный, доброжелательный, приветливый человек.

- Молодые ассирийцы осознают свою принадлежность к исторически великому библейскому народу, пращуру современной цивилизации?
- Безусловно. Молодёжи не чужды все радости современной жизни. Внешне она ничем не отличается от других сверстников. Но когда предстоит сделать важный выбор, решение диктует воспитание. Среди казанских ассирийцев нет никого, кто бы преступил закон, стал бомжем, наркоманом или пьяницей. Достоинство наш народ сохранил несмотря на тяжкие испытания. И хотя гордыня – грех, все мы гордимся духовным наследием наших предков. В школах умные учителя, рассказывая детям о древней истории, частенько говорят: «Ребята, в нашем классе учится потомок великого народа». Одноклассники начинают с уважением смотреть на сверстника или сверстницу. А на наших детей это накладывает и определённые обязательства.

- Поддерживаете ли связь с соплеменниками?
- Если в США, в Европу приезжает кто-то из нас, всегда встретят. Международных фондов взаимопомощи у нас нет. Проблемы в области культуры помогает решать государство. В частности, костюмы помогли сшить для фольклорного ансамбля «Хыдьюта» («Радость»). В Москве примерно 8 тыс. ассирийцев, в Питере – 800, в Набережных Челнах – две семьи, в Заинске – одна. Мы знаем всех российских соплеменников поимённо.

- Какие вопросы их сегодня волнуют?
- Те же самые, что и всех остальных россиян. Но есть и специфика: демография. Ассимиляция, как ни грустно, неизбежна. Лет через 50 ассирийцы растворятся в общей массе. Хотя мы очень хотим сохранить традиции, арамейский язык, ведь это язык Христа! Есть и учебники, и литература, есть специалисты – в Москве, в Армении… Но в целом ситуация с языком плачевная. Молодёжь предпочитает учить английский. В качестве современного средства коммуникации арамейский язык не востребован. Игнорировать объективную реальность невозможно.

- Назовите, пожалуйста, представителей вашего народа, имена которых известны всем.
- Теннисист Агасси, Джуна Давиташвили, Павел Глоба.

- А есть ли у вас любимый анекдот, связанный с историей ассирийцев?
- Знаете, почему древние римляне строили только прямые улицы? Чтобы какой-нибудь ассириец не поставил будочку на углу!

«АиФ Казань»

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch